113448 Как бутерброд с икрой и салатик дали начало семейного счастья
Как бутерброд с икрой и салатик дали начало семейного счастья

Как бутерброд с икрой и салатик дали начало семейного счастья

❤ 300 , Категория: Разное,   ⚑

— Вадим, насыпьте ещё салатика! И бутерброд! Не стесняйтесь! – Лариса Станиславовна подала парню блюдо с бутербродами с икрой: для дорогого гостя ничего не жалко.

— Спасибо, всё очень вкусно! – молодой мужчина улыбнулся и взял ещё одну отбивную.

— Такое дело нужно отметить! – Алексей Павлович потёр руки и достал из бара бутылку выдержанного коньяка, – Он долго своего часа ждал! Грех не выпить за знакомство с зятем! – мужчина начал разливать коньяк по рюмкам. Вадим прикрыл свою рукой и отрицательно покачал головой.

— Пап, во-первых, Вадим ещё не зять, а во-вторых, он не пьёт! Я же тебе говорила! – Алёна нахмурилась.

Как бутерброд с икрой и салатик дали начало семейного счастья

Алексей Павлович пожал плечами:

— Что совсем?! Ни капли?! – спросил он то ли у парня, то ли у дочери, – Закодированный, что ли?! – насупился мужчина.

— Нет, просто спортсмен! – улыбнулся Вадим, – С 7 лет боксом занимаюсь, в спортзал хожу. Алкоголь не переношу, извините!

Алексей Павлович облегчённо выдохнул:

— А, ну если спортсмен, то конечно. Уважаю!

Знакомство с родителями пошло своим чередом…

Вадим и Алёна познакомились на работе. Мужчина был администратором в компании, куда пришла устраиваться на работу вчерашняя студентка. Он вызвался ей помочь – стал наставником на первое время. Эта помощь сначала переросла в дружбу, а та, в свою очередь, – во взаимную симпатию и любовь. Молодые люди стали встречаться. Оказалось, что у них много общего. Они оба любили путешествовать и слушать музыку со смыслом, предпочитали активный отдых продавливанию дивана и верили в любовь с первого взгляда и на всю жизнь. Вадим и Алёна съехались через полгода встреч: решили, что их отношения уже достаточно прочные, а они готовы к совместной жизни. Ощущения их не обманули: жизнь вдвоём оказалась достаточно комфортной. Вадим старался помочь Алёне с домашними хлопотами. Парень совершенно не разделял работу на мужскую и женскую. Если он возвращался домой раньше, то, естественно, готовил ужин и убирал в квартире к возвращению любимой. Это же делала Алёна, если раньше возвращалась она… Они вместе решали, куда поедут на выходные: хотя бы раз в месяц молодые люди выбирались в мини-путешествие в один из городов России. В отпуск они уже успели съездить в соседнюю страну…

Родители Алёны давно просили дочь познакомить их с её парнем: ведь молодые люди уже не просто встречались, но и жили вместе. Вот и пришло то самое время, когда Алёна и Вадим созрели к знакомству с родителями друг друга: дело-то шло к свадьбе…

Алёна предупредила родителей о том, что приедет не одна. Лариса Станиславовна и Алексей Павлович расстарались на славу: накрыли шикарный стол, встретили будущего зятя с распростертыми объятиями: Алёна была их единственной дочерью, и её судьба была им совсем не безразлична.

— Алён, ну, что тебе сказать! Нормальный парень, вроде. Даже не пьёт! Это редкость! Он точно не кодированный? – Алексей Павлович прищурился.

— Пап, ты же знаешь: Вадим – спортсмен, любитель активного образа жизни. Он против алкоголя в любом виде! – развела руками Алёна.

— Ну, ладно, тебе с ним жить. Спорт – это хорошо, – пожал плечами мужчина, – а тебя Вадим любит, это видно. Для нас, родителей, это главное… Кстати, о родителях, как тебе его семья?

— Я не знаю, – протянула девушка, – я их ни разу не видела!

— В смысле? – Лариса Станиславовна, которая до этого не вмешивалась в разговор отца с дочерью, не сдержалась, – Ты не знаешь, какая у него семья?! Ты что, с ними не знакома?!

— Не просто не знакома – Вадим никогда о них не говорит, – вздохнула Алёна, – я знаю, что он родом из какой-то деревни в соседнем регионе, но домой он ездил всего раз за всё то время, что мы живём вместе. Вернулся он оттуда расстроенный, но о том, что там произошло, не говорит. «Всё нормально, не волнуйся!» – больше ничего. Я знаю, что в семье он не один. Но с его родителями и братьями-сёстрами я не знакома…

— Это очень подозрительно, – нахмурилась Лариса Станиславовна, – очень. Он явно что-то скрывает!

— Да что там скрывать! – махнул рукой Алексей Павлович, – Просто парень из глухой деревни, родители, наверняка, колхозники какие-то, бедность и убогость, особенно, если у них ещё дети есть. Вот и стесняется ваш Вадим! Ты-то у нас, дочь, из семьи достаточно обеспеченной, городская! А ему всего самому добиваться пришлось. Так что не ищите тайн там, где их нет! А от парня отстаньте!

— Наверное, ты прав, – всё ещё задумчиво произнесла Лариса Станиславовна.

Алёна с Вадимом продолжали жить дружно и счастливо. Вопрос знакомства с родителями любимого девушка больше не поднимала: решила, что всему своё время…

Спустя ещё полгода молодые люди решили узаконить свои отношения.

— Алён, только давай обойдёмся без ресторанов и лимузинов, – попросил Вадим, – за сэкономленные деньги лучше в свадебное путешествие рванём! Да и о жилье собственном задуматься не мешало бы…

— Как скажешь, дорогой, – согласилась девушка, – я тоже не вижу смысла в этих банкетах для незнакомых, по сути людей. Но родителей мы, по крайней мере, пригласим?

-Своих, конечно, приглашай. Куда же без них! – улыбнулся парень, – А мои не смогут, извини, – отвернувшись, произнёс Вадим.

— Как, даже на нашу свадьбу они не смогут приехать?! – Алёна удивлённо взглянула на любимого, – Ты же им даже не говорил ещё ничего! Мы и сами даты ещё не знаем! Ты уверен?!

— Точно не смогут. Я и так знаю. А что, мы сегодня ужинать не будем? Уже как бы пора, – не совсем умело перевёл тему Вадим.

Алёна задумалась. Что-то ей во всём этом не давало покоя. И это «что-то» вовсе не скромность мужчины и вовсе не стыд: Алёна прекрасно понимала, что Вадим не из тех, кто стеснялся бы своих родных, пусть и бедных деревенских жителей.

— Он просто стесняется! – пожала плечами Лариса Станиславовна, – Скорее всего, отец прав: денег у них нет, живут в глухом селе…

— Но, мам, как же без родителей?! Это же неправильно! Да и не такой Вадим, – Алёна вздохнула.

— Мне кажется, всё ваше решение по поводу свадьбы – не правильное! – воскликнул Алексей Павлович, заглянув на кухню, где разговаривали мать и дочь, – Ты у нас – единственная дочь! Мы тоже имеем право на праздник! Собрать родственников, нарядить тебя в подвенечное платье! Мне денег на свадьбу дочери не жалко! Мы и сами сможем всё оплатить, без помощи родителей Вадима. Я понимаю, что у них тяжёлое материальное положение, да и муж твой будущий – не единственный ребёнок у них. Но я хочу, чтобы у моей дочери была настоящая свадьба! Такая, о какой ты мечтаешь!

— Пап, я, конечно, тоже хотела бы платье в пол и ресторан, красивую выездную церемонию и море цветов… Но Вадим против, понимаешь! Я не могу поступить наперекор ему – это ведь наша общая свадьба! Он неправильно меня поймёт…

— Вот именно, общая! – вмешалась Лариса Станиславовна, – Твой Вадим должен думать и о том, чего хочешь ты! Если любит – поймёт и простит. В конце концов, свадьба бывает только раз в жизни!

— Ну, максимум, два-три! – хихикнул отец, – Значит так! Мы с матерью оплачиваем ресторан, лимузин, тамаду и всё прочее. Твоё дело – аккуратненько подготовить будущего мужа. Ну и с датой, пожалуйста, определитесь! – продолжил он.

Алёна улыбнулась и кивнула: она всё-таки была единственной дочерью у своих родителей и привыкла к тому, что её капризам всегда потакали…

— Алён, я уезжаю на пару дней в командировку в Москву. Не хочешь со мной? – спросил Вадим, вернувшись домой раньше. Они время от времени практиковали подобное: когда кто-то из них, обычно Вадим, ехал в командировку в другой город, второй ехал с ним. После работы они изучали местные достопримечательности, посещали театры и музеи.

— Знаешь, любимый, что-то нет настроения ехать куда-то в этот раз. В Москве мы с тобой были недавно. Да и толку: ты будешь занят, а я сама по городу бродить не хочу. Лучше дома останусь, отчёты до ума доведу – скоро ведь конец месяца!

— Ну, как хочешь! Буду скучать! – улыбнулся парень. Рано утром Вадим уехал, Алёна, которая взяла выходной заранее, вышла из квартиры вслед за любимым. Он вызвал такси и уехал на вокзал, а Алёна на собственной машине отправилась в путешествие в соседний регион: домашний адрес Вадима она узнала заранее – из прописки в паспорте. Ехать пришлось больше 4-х часов. Алёна заехала в небольшую деревеньку у озера и остановилась. Поселение выглядело заброшенным, каким, в принципе, и было: половина домов были нежилыми, дворы заросли травой и сорняками, в некоторых домах деревья уже проросли сквозь крыши. Названий улиц то ли не было, то ли Алёна просто не могла их обнаружить. На одной из улиц девушка увидела магазинчик с облезлой кривой вывеской. Дверь была открыта, однако людей вокруг не наблюдалось. Девушка вошла в магазин. За прилавком стояла женщина средних лет. Её губы были накрашены ярко-алой помадой, над глазами синели тени, а на голове кудрявилась химия. «Неужели такие ещё бывают?!» – подумала Алёна: казалось, она вернулась в лихие 90-е. Да и ассортимент магазина напоминал славное прошлое: на витрине стройными рядами были выстроены жестяные банки кильки в томате и шпротов, в холодильнике – колбаса варёнка и высохшее уже колечко копчёной колбасы. Радовали глаз ещё несколько банок консервированного горошка и карамельки, слипшиеся в один большой карамельный шар – кондиционера, естественно, в магазине не было. Зато в холодильнике стояли бутылки пива и дешёвой водки. Предпочтения местного населения не вызывали сомнений…

— Извините, а Вы не подскажете, как мне проехать на Вишнёвую 34? – спросила Алёна у продавщицы «а ля 90-е».

— На Вишнёвую 34? Это Вы Людку, что ли Саенко ищете? Так повернёте за магазином налево и по прямой к её дому выедете! А зачем она Вам? – прищурилась женщина. Было видно, что ей хочется с кем-то поговорить – она явно скучает в своём магазинчике.

— Это мать моего жениха. Мне нужно с нею встретиться и всё обсудить, – не стала вдаваться в подробности Алёна.

— Саенчиха?! С ней обсудить?! – продавщица вдруг захохотала, – Ну, может, ещё успеете! – взглянула она на часы, – Людка сегодня уже заходила отовариться, так что поспешите! После обеда она уходит в астрал! – женщина продолжала хохотать. Алёна пожала плечами и вышла из помещения…

«Вишнёвая 34», – прочла Алёна покосившуюся надпись на полуразваленном бревенчатом доме. На первый взгляд дом выглядел заброшенным: запустение, разруха, сорняки и мусор повсюду. Однако, присмотревшись, можно было обнаружить признаки того, что здесь всё-таки жили люди: узенькая тропинка тянулась к полуразвалившимся воротам. Под навесом из клеёнки во дворе стоял стол, на котором лежало несколько огурцов и стояло несколько грязных мисок. Под столом валялись пустые бутылки из-под водки. На бельевой верёвке висели чьи-то застиранные кофты и простыня, которая, по всей видимости, когда-то, в далёком прошлом, была белой, теперь же её цвет приближался к грязно-серому. Алёна не нашла звонка, постучала в калитку, но никто, естественно, ей навстречу не вышел.

— Людмила! – позвала Алёна, оглядываясь по сторонам. Девушка начинала понимать, почему Вадим не хотел знакомить её с родителями, – Людмила! Вы дома?! – позвала она ещё раз.

— Кого там принесло?! – послышался угрюмый голос, – Занята я!

Из-за угла дома показалась хозяйка. Сколько ей было лет – Алёна сказать затруднялась. Сгорбленная фигурка, тощая, с длинными худыми руками и отёкшим синюшным лицом, на котором выделялся огромный красный нос. Грязный оборванный халат и галоши дополняли образ.

— Тебе чего?! За свет платить не буду: нечем мне, я говорила уже! Хочешь – отрезай! Всё равно нет у меня ни телевизора, ни телефона, ни пылесосов всяких там! – заявила Людмила, уперев руки в боки.

— Не надо свет отрезать! – откуда не возьмись появилась девчонка лет 12 с виду, – Мам, как я телефон заряжать буду?!

— Какой такой телефон?! Тот, что тебе Вадька привёз что ли?! Так не нужен он тебе! Только жалуешься на нас да сплетни разводишь! А ну, отдай! Ленка, отдай сейчас же! – женщина потянулась к девочке, пытаясь выхватить у неё старенький смартфон.

Девчонка спрятала телефон за спину и отскочила:

— Не дам! Ты же его на водку поменяешь, как и куртку, что мне Вадим привозил! И сапоги мои новые, и даже форму школьную – ты с Катькой своей всё на водку меняешь! Вот вырасту я и уеду к Вадику от вас! Достали! – крикнула девочка и со слезами на глазах выбежала со двора. Людмила попыталась догнать дочь, но с ориентацией после выпитого у неё были явные проблемы: женщина пошатнулась и чуть не упала. Выругавшись, она вопросительно взглянула на Алёну. От неё разило перегаром на версту.

— Извините, – Алёна кивнула удивлённой Людмиле и выскочила за девчонкой: судя по всему, она будет более адекватным собеседником, чем её пьяная мать.

— Лена! Лена! Постой, я хочу с тобой поговорить! – Алёна догнала девочку, которая как раз собиралась свернуть на узенькую тропинку, утопающую в зелени, – Ты куда?

— К озеру, – ответила девчонка, – там сейчас хорошо, а ты машину лучше убери! – кивнула она на авто, припаркованное у её дома, – А то мои от неё ничего не оставят!

— Поехали вместе! – предложила Алёна. Девчонка кивнула. Они заехали в магазин, где Алёна купила несколько пачек печенья, колбасы, несколько чупа-чупсов и мороженное.

— Это тебе, – протянула она девочке, – извини, но там больше ничего не было.

— Спасибо! – Лена рассмотрела покупки и пронзительным взглядом посмотрела на незнакомку, – А теперь выкладывай, чего приехала!

Алёна замялась. Все слова, которые она собиралась сказать, теперь казались ей глупыми и нелепыми: всё оказалось совершенно не так, как она себе это представляла. Семья любимого была не просто бедной. Всё было гораздо сложнее…

— Чего ты молчишь?! Ты же, явно, не просто так приехала, не для того, чтобы меня печеньками угостить! Ты, вообще, кто?! – девочка не сводила с неё ярко-зелёных глаз.

— Я Алёна, невеста Вадима! – вздохнула девушка, – Приехала с его семьёй познакомиться – у нас свадьба через месяц, а он меня знакомить с родителями отказывается! Вот я и решила, что он просто стесняется того, что я городская, и семья у меня небедная, а он – из глубинки, да и не богат.

— Ну, ты даёшь! – хихикнула девочка, доедая мороженное, – Приехать в такую даль, чтобы с мамкой нашей повидаться! К ней надо с утра пораньше приезжать, чтобы трезвой застать! А вообще, не зря Вадька тебя знакомить с нашей семейкой не хотел. Девушке из приличной семьи это всё не понравиться! Это ты ещё в доме не была: там вообще жесть! – охотно болтала Лена, – Мать поменяла на выпивку всё, что можно было поменять!

— А откуда ты знаешь, что я из приличной семьи? – тихо спросила Алёна.

— Так ты ж сама сказала: городская и не бедная. Да и видно по тебе: и одежда, и машина, и маникюр! – Лена взглянула на свои чёрные ногти и спрятала руки за спину, – А о семье я могу тебе рассказать, если хочешь, конечно. Вадька тебе этого не скажет: он не просто стесняется, он их всех просто ненавидит за то, что они так живут, за то, что ему жизнь испортили, за Кольку…

Нас четверо у матери, т – продолжала она, удобно усевшись на берегу в тени ивы, – Светка, а потом Вадим, Колька и я. Светка старшая, она замужем уже – ещё в 16 лет за Гришку Санина выскочила. У них уже 2 детей, третьим она беременна. Только Гришка этот тоже пьёт, да и Светка любит оторваться… Они то ссорятся, то мирятся, то дерутся, то целуются. К ним даже социальная служба приезжала – хотели детей забрать. Дали Светке последний шанс. Она, правда, в доме убралась, малых выкупала… Не, она, конечно, пока не так пьёт, как мамка, не постоянно. И есть готовит каждый день, и даже огород у них посажен. Но как только Гришке зарплату дают – так они в загул и уходят. К мамке приходят – и гудят целые выходные. Деньги прогуляют, пропьют – и снова более-менее нормально у них: ждут следующую зарплату, не пьют. Светка приноровилась половину зарплаты сразу соседке бабе Машке отдавать. Гришка деньги принесёт: она ей сразу половину и несёт. А на остальные уже гуляют день, два, три… Гришка и не знает, что заначка есть – он денег не считает. Щедрый, когда пьяный. Светка потом уже и коммуналку платит, и продукты покупает. Не пропащая она, поэтому и детей ей оставили. Мамка – та не так, та всегда находит, за что ей похмелиться. Она не пить не может уже. Всё то, что Вадим раньше привозил, она пропивала. Даже вещи мои и Колькины – забирала и меняла на водку. Сейчас Вадим вещей не привозит. Он к нам вообще не ездит больше. Раз приезжал пару месяцев назад, мне форму в школу купил и пальто. Я их у подружки храню, чтобы мать не добралась. А так Вадька мне карточку оформил и денег понемногу на неё скидывает – на еду. Мамка готовит редко, а у Светки своих детей двое. Вот и беру я в магазине хоть макароны и колбасу, печенье иногда…

— А мать сама живёт? А брат твой второй где, тоже уехал, как Вадим? – спросила Алёна.

— Не уехал, – Лена посмотрела на Алёну совсем другим, взрослым, взглядом, – Не успел. Из-за этого Вадим и поссорился с матерью окончательно. Был у неё хахаль, Толик его звали. Противный такой мужик, злой. Он по пьяни руки постоянно распускал. Вадим тогда только уехал, в техникум поступил. Колька школу как раз заканчивал и должен был на следующий год к Вадиму ехать – дружили они очень, не просто братьями были, а прям совсем – друг за друга горой! – вздохнула девочка, – Вадим приезжал каждые выходные, а тогда не приехал: не смог, дороги замело, и автобус к нам сюда отменили. Как раз перед праздником это было, перед Новым годом. Толик этот, хахаль мамкин, напился в хлам и начал на мать с ножом прыгать: не поделили они чего-то, как всегда, в прочем. Колька вступился за мать, тот и пырнул его в живот прямо. Пока «скорая» по сугробам доехала, брат помер. Не спасли его. Вадим так и не простил себе того, что не приехал тогда, он считает, что брат умер из-за него. Вадим тогда последний раз в дом заходил, когда Кольку хоронили. Он Толика сдал – тот на чердаке в заброшенном соседнем доме отсиживался, от полиции прятался – мать ему еду носила. Вадька высмотрел это и в полицию позвонил. Помню, как он на мать орал, что она сына на … променяла. Жутко это было! – девочка поёжилась, – Я тогда ещё малая была, но Толика этого жуть, как боялась! Сказал тогда Вадим, что если мать кого-то ещё в дом приведёт, то он и его закроет – повод найдётся всегда. И следующего закроет… В магазине тётке Надьке так и сказал: «Посажу любого – как и Толика – кто в дом к матери войдёт! Связи у меня имеются!» А кто его знает, какие связи! Толик-то сидит! Сейчас я понимаю, что просто слова обозлённого пацана это были, а тётка Надька по деревне их быстро разнесла – она на это мастак! Люди и поверили: Толик-то в тюрьме! Вот материны собутыльники и обходят наш двор стороной. Она обычно где-то пьёт, дома только с соседкой, Катькой, да со Светкой и её мужем иногда. Мужики её к нам в дом – ни ногой.

Как бутерброд с икрой и салатик дали начало семейного счастья

— Вадим так сказал, чтобы с тобой ничего не случилось? Поэтому запретил матери мужчин приводить? – тихо спросила Алёна.

— Да. Он сказал, что пока не может меня к себе забрать. Говорил, что работает – некогда ему мной заниматься, да и невеста у него не поймёт этого, – Лена взглянула на собеседницу и хитро улыбнулась, – я 9 классов окончу и в техникум буду поступать. Так Вадим решил, я с ним согласна.

— Спасибо тебе! – Алёна поднялась на ноги. Она взглянула на озеро и на секунду залюбовалась пейзажем, – Красиво здесь у вас! Спокойно!

— Да уж, спокойно! – хмыкнула та, – Только люди выезжают и выезжают. Делать здесь нечего – работы нет! – вздохнула Лена, – Передавай Вадиму привет!

— А в каком ты классе? – вдруг спросила Алёна девочку.

— В 8-й перехожу. Ещё 2 года, а потом, наконец-то, я смогу уехать из этого ада. Никогда пить не буду! – вдруг сказала Лена с такой горечью, что Алёна вздрогнула. Ей даже не представить, сколько горя довелось пережить этой маленькой щупленькой девчонке с пронзительными зелёными глазами…

Алёна возвращалась домой уже совершенно в другом настроении. Теперь она хорошо понимала, почему Вадим не хотел знакомить её с родителями. Понимала и то, почему он не пил. Не просто не пил: он просто не переносил алкоголя. Как и тех людей, которые им злоупотребляли. Не могла понять девушка только того, как он мог бросить в этой деревне свою младшую сестру, ведь с такой матерью ей явно жилось несладко.

По дороге Алёна заехала к своим родителям.

— Мам, пап, я передумала! – заявила она с порога, – Свадьба мне не нужна!

— Дочь, но ведь я же говорил: оплачу всё сам. Пусть Вадим не беспокоится, – отец пожал плечами, – мне ничего для единственной дочери не жалко, принцесса моя!

— Ты ведь хочешь мне добра, правда?! – Алёна смотрела на отца, – Тогда не влезай! Вадим гордый. Он на это не пойдёт. Да и я вдруг прекрасно осознала то, что белое платье и ресторан – это вовсе не предел моих мечтаний! Спокойствие и взаимное доверие дороже!

— Как скажешь! – нахмурился мужчина, – В конце концов, это твоя свадьба!

— Тогда, может, с ипотекой вам помочь?! – вступила в разговор Лариса Станиславовна, – На первый взнос…

— Это можно, – кивнула девушка, думая о чём-то своём…

День свадьбы приближался. Алёна всё чаще ходила задумчивая и грустная.

— Алён, ты передумала выходить за меня замуж?! – решил пошутить Вадим, обнимая жену, – Что-то я тебя не узнаю!

— Нет, не передумала, но я хочу, чтобы на наше скромное торжество ты пригласил одного человека, – загадочно проговорила девушка.

— И кого же это, интересно? – подозрительно прищурился парень, – Мать не приедет – она занята.

— А я и не хочу её видеть! – пожала плечами Алёна, – Мне хватило нашего с ней знакомства. Я хочу, чтобы приехала твоя сестра, Лена.

— Откуда ты о ней знаешь?! – Вадим побледнел.

— Мне нужно тебе кое о чём рассказать, – начала Алёна своё повествование…

Вадим и Алёна не устраивали пышный приём. Они расписались и отпраздновали в небольшом кафе в тесном кругу: молодые, лучшая подруга невесты с мужем, 2-е друзей жениха, родители Алёны и сестра Вадима Лена, которую парень накануне привёз из деревни… Вечер прошёл весело: все хорошо отдохнули, получили массу положительных эмоций и прекрасные фотографии на память…

Спустя несколько дней Алёна повела Лену в магазин – там они купили всё то, что понадобится ей в новом учебном году, который она проведёт вместе с ними, как и последующие: Вадим оформил опеку над сестрой, забрав её у матери. Та, кстати, совершенно этому не препятствовала…

Перед Новым годом Вадим повёз своих девочек, как он ласково называл жену и сестру, в деревню на кладбище.

— Я ни разу не был у Кольки на могиле, – тихо сказал он, отыскав могилу брата среди прочих, – никак не прощу себе того, что не смог его тогда защитить…

— Это не твоя вина, – обняла мужа Алёна, – наверное, судьба…

Девушки постояли с Вадимом у могилы. С фотографии на них смотрел молодой симпатичный паренёк, очень похожий на него с открытой и спокойной улыбкой.

— Идём, – Алёна потянула Лену за руку, – подождём в машине: им нужно побыть вдвоём…

Первые снежинки падали на землю. На кладбище царили тишина и покой. У заброшенной могилки сидел молодой мужчина. Морозный ветер дул ему прямо в лицо, но он, казалось, этого просто не замечал. В его глазах застыли слёзы, однако на душе стало гораздо легче: сегодня он простил себя, а значит, жизнь продолжается…

Автор: Ирина Б.

The post Как бутерброд с икрой и салатик дали начало семейного счастья first appeared on Сторифокс.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − четыре =

наверх